Интернет-магазин: | +7 499 899 0921 | 7 925 683 34 77 \ 
Не зарегистрирован
Найти товар
Корзина пуста
Товаров в корзине: 0 на сумму 0.00

Фатих Акын: Не уйти с ринга после первого раунда. Прямая речь

Фатих Акын: Не уйти с ринга после первого раунда. Прямая речь

Я столько всего вложил в создание фильма "Головой о стену", что когда закончил его, понятия не имел, что делать дальше. На предыдущих фильмах еще до окончания работы я всегда знал, чем займусь дальше. А здесь — я оказался в неприятной ситуации. По иронии судьбы, чтобы усугубить положение, картина "Головой о стену" стала для меня большим успехом. Я этого не ожидал. Но даже большой успех не делает жизнь легче. Я ощущал себя в еще большей растерянности. Я понимал, что должен придумать что-то, что превосходило бы "Головой о стену". Я хотел создать нечто более совершенное с художественной точки зрения. Мне нужно было доказать самому себе, что лента "Головой о стену" не была лучшим, на что я способен. Я часто использую спортивную терминологию, поэтому я постоянно думал, что не хочу уйти с ринга после первого раунда. Я понял, что должен продолжить фильм "Головой о стену".
                                                        
 
СТАТЬ ОТЦОМ
 
Рождение ребенка оказало на меня огромное влияние. Мой сын родился в 2005 году. Неожиданно мне пришлось стать более ответственным и думать о завтрашнем дне. До этого я был беззаботным человеком. Рождение сына существенно ослабило творческое давление, под которым я был. Это безусловно повлияло на то, что я пишу. Преподавание в университете в Гамбурге,обмен опыта со студентами также мне помог. Работа над документальным фильмом "По ту сторону Босфора" помогла ослабить давление. Поездка в Турцию, встречи с певцами и музыкантами — были для меня лечением.
 
 
МОЕ ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ
 
Создание фильмов — большая часть моей жизни, но оно бледнеет рядом с рождением, любовью и смертью. Мне казалось, для того, чтобы окончательно стать взрослым, я должен снять три фильма. Если хотите, называйте это трилогией, но это три фильма, объединенных темой любви, смерти и зла. Картина "Головой о стену" была о любви. "На краю рая" — о смерти. Смерти в том смысле, что каждая смерть — это рождение. Потому что и смерть, и рождение открывают двери в другие измерения. Мне кажется, фильмом "На краю рая" я достиг какого-то другого уровня, но все еще не хватает чего-то, что будет в третьем фильме о зле. У меня чувство, что я должен высказаться до конца. Эти три фильма как бы мое домашнее задание, после его выполнения я смогу двигаться дальше. Возможно, к жанровым картинам — "фильмам нуар", вестернам, фильмам ужасов...
 
 
 
ИСКУССТВО ЛЮБИТЬ
 
Сильное влияние на меня оказала книга Эриха Фромма "Искусство любить". Меня завораживают отношения между людьми. Не только в сексуальном плане (мужчина-женщина), но и между родителями и детьми, -все человеческие отношения. Я считаю, войны являются результатом неверного понимание человеком любви. По-моему, зло — продукт лени. Легче ненавидеть кого-то, чем любить.
 
 
СЪЕМКИ В ТУРЦИИ
 
1 мая 2006 года я приступил к съемкам. Фильм "На краю рая" был снят в Германии (Бремен и Гамбург) и в Турции (Стамбул, побережье Черного моря и Трабзон). Съемки продолжались 10 недель. Для кинорежиссера Турция — прекрасное место для съемок. Снимать в Германии менее интересно. Она может быть красивой, но приходится долго искать места съемок или создавать их в павильоне. В Турции, вследствие ее географического положения, необыкновенный свет. Для меня снимать в Стамбуле все равно что снимать в Нью-Йорке. Это красивые и космополитичные города. Каждый из них — мегаполис. Мне очень нравится снимать в больших городах. Я — дитя большого города. Это то, что я знаю. В фильме "На краю рая" Стамбул становится одним из персонажей. Поскольку Лотте не говорит по-турецки, оказавшись в Стамбуле, она заблудилась. Но еще я хотел перебить образ города сценами на сельской местности и побережье.
 
 
 
 
МЕЖДУ ДВУХ КУЛЬТУР
 
У меня есть и турецкие и немецкие корни. Я родился в Германии но оказался между двух культур. Я получил образование в Европе, но был воспитан родителями на турецком языке. Турецкая культура всегда была частью моей жизни. С детских лет я ездил со своей семьей в Турцию каждое лето. Мои фильмы естественным образом между двух культур.
 
 
ОТНОШЕНИЯ ЛЮБВИ-НЕНАВИСТИ С ТУРЦИЕЙ
 
У меня с Турцией отношения любви-ненависти, очень сложные отношения. Турция стала меня интересовать намного больше после того, как я закончил школу в 1995 году. Я решил снять там свой первый короткометражный фильм Getuerkt в 1996 году. Я увидел другое лицо Турции, и оно меня все больше и больше интересовало. Я стал больше турком. С каждый метром пленки, отснятой в Турции, я пытаюсь глубже понять эту страну. Но чем больше я понимаю, тем больше меня это огорчает. Я ненавижу политику, национализм. Посмотрите, что происходит в этой стране. История повторяется. Снова и снова совершаются одни и те же ошибки. Я люблю эту страну, но съемки в Турции требует много энергии, слез и крови.
 
 
 
ТУРЕЦКАЯ БЮРОКРАТИЯ
 
Образ турецкой бюрократии в фильме "На краю рая" не жесткий, он кафкианский. Это не критика, это правда без комментариев. Когда в фильме на глазах у Айтен арестовывают политического активиста, радостная толпа апплодирует. Печально то, что это произошло непроизвольно во время репетиции: статисты автоматически захлопали в ладоши. Это происходит только тогда, когда арестованные считаются "врагами государства". Фашизм жив-здоров на улицах Стамбула.
 
 
ПОСЧИТАЙТЕ ТУРЕЦКИЕ ФЛАГИ
 
В фильме "На краю рая" много турецких флагов. Посчитайте их. Полагаю, националисты истолкуют это как знак любви к Турции, но я не повесил ни одного из них. Они уже там висели. Я не меняю места натурных съемок. Я снимаю их такими, какие они есть. Может быть, я зашел слишком далеко, там так много турецких флагов!
 
ИНТЕЛЛЕКТ СЕКСУАЛЕН
 
Я считаю, что интеллект сексуален, поэтому я сделал Нежата преподавателем. И преподаватель немецкого языка турецкого происхождения разбивает ряд стереотипов, которые все еще существуют в Германии. Сегодня турки играют важную роль в немецкой культуре, политике и науке. Они не только толкутся на улицах. Для Етер образование настолько важно, что она занимается проституцией, чтобы дать его дочери. Нежату близка эта жажда знаний. Меня привлекает ироничность ситуации: когда Нежат приезжает в Стамбул, он меняется местами с немецким интеллектуалом, который держит книжный магазин.
 
 
ОБРАЗОВАНИЕ МОЖЕТ СПАСТИ МИР
 
Грамотность, образование играют основополагающую роль в фильме "На краю рая". Книга — ключевой образ в конфликте между Нежатом и его отцом. Какую книгу показать? Для меня это было очень трудное решение. Я не хотел, чтобы это был "Сидхартха" или "Хоббит" или что-то, слишком нагруженное параллельным смыслом. Поэтому я решил прорекламировать фантастическую книгу своего друга. Я выбрал "Дочь кузнеца" Селима Оздогана. Что касается фильма, здесь ключевой элемент — чтение. Чтение олицетворяет образование. А образование — единственное, что может спасти мир.
 
 
ХАННА И ТУНДЖЕЛ
 
Я пытался представить себе немецкую мать, которая приезжает в Стамбул в поисках пропавшей дочери. С самого начала этот образ у меня ассоциировался с Ханной Шигуллой. Я познакомился с ней в Белграде в 2004 году, и она меня околдовала. Я очень хотел поработать с ней. Некоторые немецкие журналисты сравнивали мою карьеру с карьерой Фассбиндера, но я совсем не вижу никаких параллелей. Я пришел с улицы, а не из театра. Уж скорее за мной стоит Йылмаз Гюней, необыкновенно независимый человек. Тем же, кем был Фассбиндер для Ханны, Гюней был для актера Тунджела Куртиза, которого я тоже почти с самого начала видел в фильме "На краю рая". Но моей целью не было использовать их как символы из картин Фассбиндера и Гюнея. С моей стороны было бы самонадеянным попытаться использовать их, как никто раньше. Я не хотел, чтобы это оказывало влияние на мою режиссуру. Для меня моя работа — рассказать историю. И Ханна и Тунджел соответствовали образам родителей в этой истории.
 
 
СОЗДАНИЕ СЭМПЛОВ
 
Для меня как режиссера проблема заключается в том, чтобы не повторяться. Я люблю удивлять самого себя и, в конечном счете, зрителей. Я надеюсь, что все мои фильмы будут казаться непохожими. Когда у меня возникают идеи, они возникают все одновременно и происходят из самых разных источников. Я даже использую что-то повторно — это нечто вроде создания сэмплов в музыке хип-хопа, которую я обожаю. Музыканты используют небольшой известный фрагмент, чтобы создать нечто новое из старого, и одновременно это своего рода дань уважения. Некоторые моменты в фильме "На краю рая" были почерпнуты из ленты "По ту сторону Босфора". Образ политической активистки Айтен был подсказан этими курдскими певцами. Здесь, на Западе, нам не нужно бороться за свободу слова. Но война за справедливость все еще идет в Турции.
 
СТРАСТЬ СЕКСУАЛЬНА
 
Сражаться за что-то со страстью — сексуально. А я хотел, чтобы в фильме была сексуальная героиня. Айтен очень эмоциональна. Она сообразительна и очень привлекательна. Она интересуется политикой. Поначалу актрису Нургюль Ешилчай смущала политическая ангажированность ее героини. Когда она в конце концов с этим согласилась, все пошло как по маслу. Я был поражен тем, как хорошо она знала свою героиню. Я знаю много женщин, похожих на Айтен, и Нургюль не принадлежит к их числу. Айтен это женский вариант меня самого. Она верит во что-то, но потом может, к собственному изумлению, изменить свои взгляды.
 
 
ПОЛИТИК ЛИ Я?
 
Я хочу изменить мир — политик ли я? Мой фильм — надежда на то, что мир изменится. Это политический фильм? Вероятно, он скорее философский, но, мне кажется, в сегодняшнем мире все пронизано политикой. В наше время, невозможно разделить жизнь, политику и искусство. Я верю в то, во что я верю, но завтра я могу начать думать иначе. Я стараюсь не быть догматичным. Во что бы ни верили люди — в религию или политику, — все имеет пределы, все направлено в одну сторону. Я хотел снять фильм о переходе на другую сторону всего этого, по ту сторону всего этого. Я старался делать этот фильм с некоторой дистанции, как сторонний наблюдатель. Но оказалось — это невозможно. Иногда режиссирует не голова. Думаю, это делает более иррациональная часть меня — такая как сердце.
 
 
ГЕРМАНИЯ И ТУРЦИЯ
 
Как немцы Зузанне и Лотте символизируют Европейский Союз, а Айтен и Етер символизируют Турцию, все, что происходит между ними в фильме, олицетворяет отношения этих систем. Меня позабавил спор Зузанне и Айтен по поводу Европейского Союза. Какова моя позиция — не важно. Я написал этот диалог, основываясь на том, что часто слышал от реальных людей вокруг меня. К концу картины взгляды на мир немки Зузанне и турчанки Айтен претерпевают существенное изменение. В сцене в книжном магазине, где они обнимаются, я только при монтаже заметил маленькую деталь. Неподалеку от женщин видны два флага — немецкий и турецкий. Их поставил туда мой друг и партнер Андреас Тиль, который умер во время последней недели съемок. Это что-то да означает. Полагаю, это фильм и об отношениях между двумя странами.
 
Источник: www.arthouse.ru
Работает на: Amiro CMS